?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: история

[sticky post] Обо мне и моем ЖЖ

О себе: православный христианин. Ни к каким течениям не примыкаю, но по взглядам ближе всего к уранополитизму в изложении священномученика Даниила Сысоева. Пытаюсь помогать пролайфу.

Россию считаю земным гарантом существования православного мира, при этом не являюсь националистом никакого народа. Убежденный антикоммунист и антисоветчик, но без либерального изуверства в этом вопросе: глубоко чту Победу в Отечественной Войне, и Крым, безусловно, наш. Хотя, почему Крым? Таврида!
Не антисемит, не конспиролог и не алармист. Пока что более-менее лоялен к нынешним рос. властям... Сторонник смертной казни за особо тяжкие... Не знаю, что еще сказать.

P. S.: Если мой журнал покажется кому-то "пэгээмнутым", то не переживайте: так оно и есть)) И в нем не место для пропаганды вредоносных взглядов, поэтому здесь немедленно будут удаляться вместе с их авторами все комментарии антихристиан, сторонников абортов, русофобов, любых красных или коричневых, революционеров, "православных" модернистов, а также просто троллей и хамов. Периодически удаляю из числа френдов те журналы, содержание которых перестает меня устраивать.

Я всегда готов к доброжелательной дискуссии, но что касается агрессивных полемик в моем ЖЖ или на чужой территории, то в этом вопросе я придерживаюсь принципа Мф. 7:6. Благодарю за понимание.

Личный дневник, не является СМИ.
МОИ ЛЮБИМЫЕ ЗАПИСИ:Collapse )
Русский четник Ромуальд Григорьевич ПРЖЕВАЛЬСКИЙ, племянник знаменитого путешественника. Родился в 1870 году в Витебской губернии. Окончил С-Петербургский университет, автор многих статей по вопросам славянства. Человек невоенный и до того не имевший дела с оружием, в 1903 году Пржевальский приехал в Македонию, чтобы принять участие в начавшемся восстании против турок.

"Во время Семковского боя, когда после ночных турецких залпов с поста чета рассеялась, чтобы не вступать в бой с турками, так как при чете находилось множество обезоруженных беженцев, Пржевальский остался совершенно один в Балканском лесу в виду турецкого поста и, переночевав здесь, утром стал пробираться на вершину, занятою четою.
Турки заметили ползущего человека и открыли по нем убийственный огонь. Полковник Янков рассказывал мне, что положительно был уверен в гибели Пржевальского, но каким-то чудом он возвратился невредимым.
Прекомично рассказывал мне об этом деле сам Ромуальд Григорьевич.
- Поднялся я это часов в шесть, - уже начало светать, - и вижу, что остался один-одинешенек. Осмотрелся кругом, а недалеко от меня еще два четника. Потолковали мы, что делать, да и решили подниматься наверх, где предполагалась наша сегодняшняя позиция.
Только это мы поползли, а турки-то с поста давай нас осыпать пулями, да как, словно из сита какого-то сыплются куршумы. Мои четники, смотрю, скатились кубарем вниз один за другим, а я напряг силы, да давай Бог ноги наверх. Заметил, видишь, камень один, - ну, думаю, скроюсь за ним и оттуда буду угощать из своего карабина эту сволочь. А по мне, как по зайцу, палят. Весь в поту, забывши уже об опасности, я докарабкался до камня, перевел дух, схватил винтовку, гляжу, а экстрактор-то не действует. Проклятый коцкарь Тодор Блогов, этот воевода Внутренней организации, мало того, что сам удрал от боя, а мне, русскому добровольцу, еще ружье подсунул с изъяном. Я человек не военный, ружья не
видал близко, где же мне его сразу распознать, ну, и принял, какое есть.
Помянул я крепким словом этого идиота, радуясь, что попал, наконец, в отряд Верховного комитета, бросил винтовку, схватил свой наган, уложил его на упор и на 400 шагов начал угощал турок, отвечая на их рой пуль. Веришь ли, мой друг, никогда я не думал, что смогу так прекрасно стрелять. Или опасность мне помогла, - не знаю, только те фески, что намеревались спускаться вниз, чтобы затем лезть ко мне на мою крепость, или падали, или возвращались обратно.
Тем временем стрельба все продолжалась, а полковник Янков послал мне людей на помощь и начал сражение. Воспользовавшись благоприятным мгновением, я оставил закрытие и благополучно добрался до своей четы.
- Да, - прибавил Пржевальский, - будь это не турки, а наши, из меня бы получилось хорошее решето. Во много сотен патронов обошелся я турецкому султану, и все даром.
Как мне говорил генерал Цончев, Пржевальский необыкновенно храбр.
Так, однажды, осматривая позицию, генерал увидел впереди нее под самым турец
ким постом фигуру голого человека, копошившегося около речки.
- Кто это? - спросил Цончев, глядя в бинокль. - Господа, да это Пржевальский, посмотрите, моется, а винтовку положил возле себя. Ведь его турки расстреляют, как куропатку.

Послали человека, но пока тот еще спускался с горы, турки открыли по храброму русаку огонь, а тот преспокойно оделся и стал возвращаться к позиции, как ни в чем не бывало.
- Что это вы, батенька, как рискуете? - спросил генерал Пржевальского. - Ведь вас могли укокошить, так невозможно.
- Эх, ваше превосходительство, - махнул рукою русский четник, - я решил уж лучше помереть, чем не воспользоваться водицей, вши заели до полусмерти, ведь месяц не раздевался, а от них беспокойства хуже, чем от турецких пуль".

Борис Тагеев "Из македонских воспоминаний", 1903.
Я САМ ЧЕТНИК, МАМА
 (456x324, 24Kb)

Свой нож для убийства сербов хорватские усташи так и называли – «сербосек» (по-русски «серборез»). Он различался по форме и размеру. Вариант сербосека с кривым лезвием, приделанным к кожаной рукавице, был разработан в 40-х годах по заказу хорватского правительства для палачей, чтобы те могли резать как можно больше сербов и при этом не уставать. Партия таких ножей для лагеря смерти Ясеновац была изготовлена в Германии на заводе Золинген из высококлассной стали. В лагере между палачами проводились состязания по скорости убийства заключенных сербосеком. Один из участников резни, устроенной усташами на православное Рождество, Жила Фриганович вспоминал: «Началась бойня, уже через час по количеству убитых я заметно оторвался от других. В ту ночь меня захватило особое воодушевление, мне казалось, что я словно оторвался от земли, что я попал на небеса: никогда прежде не ощущал я такого блаженства. За несколько часов мною было уничтожено около 1100 человек, в то время как мои соперники закололи не более 300-400». Но победителем в тот раз стал усташ Петар Брзица, убивший 1360 сербов и заслуживший прозвище «Король Сербосек». В качестве приза он получил из рук католического капеллана золотые часы, от начальства – серебряный сервиз, от товарищей – печеного поросенка и вино.ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕCollapse )

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner